Вторник, 21.11.2017, 11:14
Приветствую Вас Гость | RSS

Агентство тонкой информации

Новый курс!
Хочешь новостей?
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
Подписчиков:
Разошли друзьям
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 21
Статистика
Яндекс.Метрика
Форма входа

Каталог файлов

Главная » Файлы » Мои файлы

Скачать "Рихтер непокоренный" Часть 2-я
[ · Скачать удаленно (1,71 Гб) ] 06.09.2011, 16:16
9 апреля по ОРТ прошел фильм Брюно Монсенжана "Рихтер, Непокоренный”. Эксклюзивные права на двукратную демонстрацию фильма в Росси приобрел Госконцерт. Прежде, чем вести речь собственно о ленте, хотелось бы кратко остановится на нескольких фактах.
   Фильм Монсенжана сам по себе явление настолько крупное, что его рекламная кампания, организованная российскими прокатчиками, выглядела по сравнению с предметом рекламы несколько мелко, и сильно напоминала мышиную возню. Рекламодателям следовало бы все-таки иметь в виду, что рекламируется не обычный блокбастер, а произведение несколько другого порядка, отличное ото всего, что привыкло демонстрировать телевидение.
   Непонятно, зачем демонстрацию фильма по ОРТ выдавали за "мировую премьеру”, хотя известно, что лента уже демонстрировалась в нескольких странах, и даже продается на видеокассетах (правда, не в России). Возможно, речь шла о мировой телепремьере, хотя говорят, что в Европе этот фильм демонстрировался по некоторым телевизионным каналам…
   К досадным огрехам следует отнести и довольно неудачно сделанные субтитры к фильму. Они действительно были необходимы, но качество их перевода и орфографического(!) контроля за ним явно не соответствовали важности задачи.
   За сим позвольте прекратить обсуждение малозначимых деталей и перейти к делу.
   Явление под названием "Святослав Рихтер” столь необъятно и величественно, что для того, чтобы говорить о нем подробно и серьезно, вероятно, необходимо немалое мужество. Рихтер ушел из жизни недавно, мы все имели честь быть его современниками, можно сказать, привыкли к этому. Тем более удивительно наблюдать, как его имя и его творчество стремительно уходят из современности в историю музыки, становясь при этом одной из величайших ее страниц.
   Без сомнения, фигура Рихтера и его исполнение не могут однозначно притягивать всех. Строго говоря, Маэстро и сам не только не считал это возможным, но и нисколько не стремился к этому. Однако мало кто возьмется оспаривать тот факт, что Рихтер – как бы к нему ни относиться - принадлежит к той немногочисленной категории людей, о которых даже нельзя сказать, что они "внесли вклад в мировую культуру”. Они являются плотью и кровью этой самой мировой культуры, ее фундаментом и, одновременно – знаменем.
   Лента Брюно Монсенжана – искренна и проста. В фильме о таком титане, как Рихтер, до смешного просто было впасть в ложный пафос, щедро рассыпать фальшивые восклицательные знаки, тем самым низведя его до уровня очередного льстивого и пустого восхваления. Однако такую ошибку мог бы допустить кто угодно, но не Монсенжан. Этот режиссер уже известен как автор знаменитых фильмов о Глене Гульде и Давиде Ойстрахе. Кому, как ни ему было знать, что рядом с такой глыбой, как Рихтер, и тем более при соприкосновении с ней каждая неверная интонация, каждое фальшивое слово режут слух во много раз сильнее, чем в любых других обстоятельствах.
   Рихтер, может быть, прежде всего, - легенда. И, рассказывая о нем, даже тем, кто хорошо его знал, наверняка очень сложно говорить правду вместо того, что люди хотят услышать. Фильм Монсенжана будто приковывает взгляд к экрану: в трехчасовой ленте энергетика Рихтера столь сильно концентрирована, настолько важно и веско каждое его слово, что отвлечься страшно даже на секунду. Монсенжану удалось запечатлеть абсолютно ничем не искаженный образ великого Рихтера, и одно это ставит его фильм на совершенно недосягаемую высоту.
  Надо отметить, что фильм, наверное, не производил бы такого впечатления, будь он лишь о Рихтере-музыканте. В отличие от уже упоминавшихся фильмов Монсенжана о Гульде и об Ойстрахе, в "Рихтере, Непокоренном” речь идет не о музыке только. Рихтер действительно предстает в фильме, как феноменального дарования музыкант, и делится мыслями о тех, у кого ему пришлось учиться и с кем пришлось играть: о Нейгаузе, Прокофьеве, Шостаковиче, Ойстрахе, Ростроповиче, Кагане, Гутман… Но рассказывает и о своем человеческом пути: о бросившей его матери, расстрелянном отце… Об этом мало кто говорил при жизни Рихтера, не говоря уж о том, что мало кто вообще знал об этом. Маэстро рассказывает о том, как и почему попал в Москву из Одессы, рассказывает о своих отношениях с педагогом Генрихом Нейгаузом… О том, как играл на похоронах Сталина рассказывает тоже. Что характерно, ни полусловом не обмолвился о своем отношении к вождю. Политика, даже большая политика, ему явно не интересна: речь идет о том, как он играл на пианино в оркестровой яме, и как возмущен был чуть позже, когда духовой оркестр совершенно неожиданно прервал Траурным маршем Шопена разработку в Шестой Симфонии Чайковского…
   В фильме Монсенжана говорит почти один только Рихтер – но фильм и о Рихтере, и о тех, кто его окружал, и о времени… Он рассказывает, иногда описывая какие-то, казалось бы, вовсе незначительные детали, но за его словами почти зрительно видишь целую эпоху.   
Непосредственный участник событий, Рихтер каким-то непостижимым образом приподнимается надо всем, о чем он говорит. Он - ровесник эпохи, в какой-то степени дитя эпохи, и все равно он существует в каком-то ином измерении. Что бы ни случилось - это лишь фон для его музыки. Рихтер не отвергает жизнь, он просто воспринимает ее, как данность, для него все происходящее – не более, чем условия игры. Он выше всего, его реальность – это его музыка.
   Записи Рихтера, в большом количестве использованные в фильме, как нельзя лучше подтверждают этот тезис. Более того, они очень органично продолжают речь Маэстро, наглядно демонстрируя тот факт, что словами можно выразить далеко не все и не самым лучшим образом. Во всяком случае, закрадывается мысль, что Рихтер-говорящий лишь дополняет Рихтера-играющего. Конечно, благодаря Брюно Монсенжану зрители получили возможность познакомиться с доселе неизвестными записями великого пианиста. И, тем не менее, Рихтер в фильме произвел впечатление человека, однажды уже все высказавшего, а теперь, перед камерой, лишь вскользь упоминающего о том, что кажется наиболее важным…
   Под названием "Рихтер, Непокоренный” фильм вышел в России, Франции и Германии, под названием "Рихтер. Загадка” – в Испании и Англии. Какое название следует считать более правильным, судить зрителю. Что такое Рихтер? Великий пианист? Гениальный музыкант? Непокоренный титан? Волшебник? Легенда? Загадка? На все эти вопросы можно ответить "да”, но ни один из них не будет последним.
   Фильм Брюно Монсенжана – первая и, видимо, одна из лучших монографий о Рихтере. Куда уж проще - поставить камеру, в которой, как в зеркале, отразился один из удивительнейших людей нашего века. Но…
   "Я себе не нравлюсь”, - говорит Святослав Теофилович в самом конце фильма и закрывает лицо руками. Он всегда стремился к совершенству. К одному ему ведомому идеалу. А для многих в нашем несовершенном мире идеалом стал сам Рихтер.

Борис Лифановский
boris@lifanovsky.com


Телеверсия фильма "Рихтер, Непокоренный" - впервые показана именно в России. Еще в период создания фильма по инициативе вдовы Рихтера Нины Дорлиак было принято решение о том, что мировая премьера этой уникальной ленты состоится в России. Кинолента уже была показана во многих европейских странах, США, Японии. Фильм создан на основе интервью и дневников великого музыканта 20-го столетия. Работа осуществлялась в течение двух последних лет жизни Святослава Рихтера 1995-97 годах известным французским режиссером Брюно Монсенженом. Святослав Рихтер на протяжении своей долгой творческой жизни был практически "закрыт" для журналистов и его чрезвычайно редкие интервью становились подлинной сенсацией. Брюно Монсенжен - профессиональный музыкант. Он - автор большого числа фильмов о выдающихся музыкантах современности, таких, как скрипачи Иегуди Менухин и Давид Ойстрах, пианист Гленн Гульд, дирижер Геннадий Рождественский. Впервые он услышал Рихтера в 1966 году, познакомился с ним лично в 70-х, а задумал фильм о нем в начале 90-х.

Как был встречен Ваш фильм?


Показ прошел во Франции, Германии, Японии - в во Франции премьера прошла в Лувре. Я только что вернулся из Америки - премьеры прошли в Нью-Иорке, Сан Диего, Сан-Франциско. Что меня очень трогает - во всех странах, у всех людей совершенно разных национальностей этот человек, эта гигантская фигура нашего века - он принадлежит, конечно же России - но он человек мира, художник мира, - во всех странах то же впечатление, что и в России - это конечно же меня очень трогает.

Что для Вас Рихтер? Какие у Вас о нем самые сильные впечатления?

Все, что говорит Рихтер - это не придумано, это его естественная природа, истинная сущность. Мои главные впечатления - его искренность, чистота артиста. Он в каком-то смысле - невинный человек. Он один из самых редких музыкантов в этом смысле. то, что он жил только искусством и только для искусства. Он не интересовался политикой, всегда отдавал себя музыке, искусству исключительно, без всяких других стремлений. Поэтому я назвал этот фильм - непокоренный. Я хотел показать две главных идеи - то, что он не подчинялся ни политическому режиму, ни нравам музыкальной жизни. Его карьера была уникальна в том смысле, что если в начале он много гастролировал с оркестрами по всему миру, то в последние годы Рихтер выступал только там, где ему хотелось, где он считал нужным, без плана и без какого- то влияния со стороны . Вы знаете, как он много путешествовал по Франции? Он ехал на машине, за ним ехали грузовики с роялями, он останавливался где-то, в деревне - видел прекрасную церковь, узнавал, можно ли играть в этой церкви - и давал концерт. Таким образом проходили его гостроли. Таким образом, я думаю, осуществлялась связь между ним и людьми - с теми людьми, которые действительно хотели его слушать. Я помню один очень трогательный момент, когда в девяносто шестом году я нашел для него дом в том местечке, где работал когда-то Ван Гог, и он провел там три месяца - он был очень болен, не вставал с постели. В один из дней он сказал мне: "Вы знаете, я думаю, что нашел решение: все эти концерты, все эти похвалы меня никак не касаются - и вот выход - я хочу только выступать за бесплатно, чтобы только те люди, которые действительно любят музыку, могли присутствовать на моих концертах." И улыбаясь, он добавил:"А Вы знаете, кто против? - Организаторы. Но я знаю выход. Мы поставим на сцену большую черную шляпу - и те, кто пожелают, будут класть деньги". Причем он говорил очень искренно. Это такой человек. Чистота. В то же самое время был один импрессарои из Карнеги-холл - приехал специально в Париж, чтобы предложить Рихтеру два концерта - причем этот импрессарио был абсолютно уверен, что Рихтер согласится, поскольку предлагал очень высоку оплату - полмиллиона долларов за два концерта. Конечно, Рихтер его даже не принял. Для него существовал только мир искусства Я думаю, что ни у одного другого пианиста не было такого гигантского репертуара. В свое время я был очень связан с другим очень известным пианистом Гленом Гульдом - у него был тоже очень большой репертуар, но у Рихтера конечно же больше. И если Глен записывал какое-то произведение и потом, может быть забывал его и брался за новое, то у Рихтера весь репертуар был в голове. В последнее время Рихтер играл только с листа - но не потому, что забывал произведение, а потому, что считал, что это более честно, что у него не спектакль, что таким образом помогает слушителям сосредочится только на музыку.

Вы с ним общались очень близко в последние годы. Каким он был? Чем он жил?

Он был очень депрессивным в последние годы. Он хотел играть. Он хотел жить. Но он был очень болен. Когда мы еще жили в доме Ван Гога - он пешком поднялся до квартиры Ван Гога - начал задыхаться, но все время говорил: "Я не хочу в больницу, я хочу здесь, хочу играть, хочу жить". Это было очень тяжело. А иногда были дни, когда он был на подъеме, в очень хорошей форме и уже мечтал, что будет играть. Но как-то он сказал мне, что у него пропал весь интерес ко всему. Это очень можно понять, потому что такой энергичный человек, для которого музыка была все - и при этом быть буквально скованным болезнью, быть лишенным музыки - для него это было такое страдание. Но я уверен, что были такие моменты, когда жизнь приносила ему радость, и мы были уверены, что он снова будет играть. Вы представляете Рихтера скорее как аскета. Но такой человек, такой музыкант, не мог не любить жизнь Я думаю, что в нем было все. Я был на днях у Натальи Гутман. Она записала мне кассету - Рихтер играет концерт Шумана 10 лет назад в Минске. Было такое ощущение, что играет юноша, который очень сильно в кого-то влюблен. Он играет с такой свежестью! Вы знаете, он был довольно суровый, очень честный - он говорил, что надо играть то, что написано. А здесь, в концерте Шумана, вдруг - ну, такие моменты, и в то же самое время - он знает, что он делает. И в тоже время это молодой человек, который импровизирует, говорит"Я тебя люблю!" А в жизни, в быту - он совершенно спокойно относился к комфорту, не требовал каких-то особых удобств. Я его как-то спросил"Ну как в Вашем возрасте можно гастролировать по Сибири?" На что он мне ответил"Да мне не нужен Крым каждый вечер". Но, когда он был в Крыму, он тоже был очень доволен. Это как наивный царь - он просто наслождался всеми сторонами жизни.

Расскажите, как Вы с ним познакомились и, собственно, о работе над фильмом.

С музыкой Рихтера я познакомился очень давно. Первый концерт на котором я присутствовал - был в Париже, в 1966 году. Огромный зал был забит битком, а еще добавили стулья на эстраде и как раз так получилось, что я сидел рядом с роялем и вышел Рихтер - и еще стоя он сыграл первые ноты - но с такой силой, была такая атака, что рояль отодвинулся и порвало струну. Но он продолжал выступление, закончил сонату Прокофьева, он вернулся в кулисы, струну поменяли. И Рихтер не продолжал программу, а сразу же исполнил ту же сонату на настроенном инструменте. Это произвело на меня очень сильное впечатление. А лично мы познакомились в начале 70-х. А совсем близко - во время его фестиваля в Туре. Рихтер нашел там маленький амбар XII века - в этом амбаре проходили концерты. Каждый год он собирал там своих друзей и играл камерную музыку. Я впервые был там с венгерским пианистом Золотоном Кочеш и мы там играли вместе. Я переводил для Кочеша и для Рихтера - с английского на русский. Так что мы постоянно общались. Он часто репетировал у меня дома. Надо сказать, что за Рихтером все время следил агент. Этих агентов Рихтер просто терпеть не мог, один раз он просто исчез на три дня и никто не знал, где он, а Рихтер в это время просто наслаждался свободой. В последний раз мы с ним работали в 84 году. В начале 90-х у меня появилась мысль снять этот фильм. Это была моя мечта. Я просто считал, что это необходимо. Мы вели переговоры. Все мне говорили, что он никогда не заинтересуется этим и не даст свое согласие. Еще в марте девяносто пятого года он был в Париже шесть месяцев, и у меня была встреча с его помощницей. Она мне тоже сказала, что очень бы хотела, чтобы я сделал этот фильм, но Рихтер просто не обращает на это внимание. Я уже потерял надежду, и вдруг, в сентябре девяносто пятого года, она мне позвонила от него и сказала, что Маэстро хочет, чтобы Бруно сделал его биографию. Я сказал, что нам надо встретится. Но Рихтер отказывался - он был очень болен. Я был в недоумении. Как же можно сделать фильм, если я даже не могу с ним встретиться и поговорить. Я со своей стороны мог бы написать что-то - общую канву, составить список вопросов, которые касаются Рихтера как-то, ведь я знаю Рихтера только так, как все знают. Я работал целую ночь, и к утру я понял, что мне нужно какое-то заключение - до этого я был в Москве и нашел там перевод всего Пруста - тогда я еще не знал, что Рихтер так его любит. Так вот там я нашел эпизод, где Пруст ставит центральный вопрос об исполнительстве, об интерпретациях: он говорит, что актриса, играющая Федру - к гениальному шедевру добавила гениальную интерпретацию. То есть, существуют гениальные шедевры и могут существовать не менее гениальные интерпретации. Я просто переписал этот отрывок и поставил вопрос, какие мысли есть у Маэстро по этому поводу. Все закончив, я отправил это факсом и через два часа звонок из Парижа - Маэстро хочет с Вами немедленно встретиться. И через полчаса я был уже у Маэстро. Первое, что он мне сказал:"Привет!" Причем так, как будто мы вчера поужинали вместе. И тут же спросил меня - "А Вы помните, когда я был у Вас?" - а это было 12 лет назад! Я сразу понял, что он все очень хорошо помнит - а ведь вокруг него столько людей. И тут же он спросил меня:"А что, у Вас есть Пруст на русском языке?". Я сказал, что нашел в Москве. "Что Вы говорите, а последний том тоже есть?" Я сказал: "Нет, Маэстро, только последнего тома нет - все другие, кроме последнего." Рихтер просто рыдал:"Как же, что я должен умереть не прочитав Пруста целиком!" И именно это - мое упоминание Пруста - то ли интуиция, то ли какой-то знак с небес - именно это мне помогло, произвело на него какое-то впечатление и мы стали работать и работали каждый день до его смерти. Тогда не шла речь о фильме. Мы даже не могли определить - что это будет. Он мне сказал: "Я Вам отдам все свои записки, дневники - может, Вы в них что-то найдете для себя интересное, но я не знаю - а может Вам это будет совсем не интересно" Встречи у нас были каждый день, а я все думал: как же ему сказать, что я хочу сделать фильм - привести камеру, оператора. Ведь это бы мешало ему. Только в конце октября, ему стало лучше, врач сказал, что все в порядке с ногами, и он сразу вышел из гостинице и гулял три часа. Вернувшись, у него было очень хорошее настроение. И если раньше он все время говорил, что вся инициатива должна быть у меня, он был в очень депрессивном состоянии, то в этот день он просто был блестящим. Мне даже показалось, что наши разговоры были ему нужны, он нашел какое-то удовольствие в этом. Когда он рассказывал мне о своих родителях - это было ему и очень трудно и очень большой эмоциональный подъем. И именно в этот день я ему сказал, что было бы еще интереснее, чтобы все это происходило перед камерой. А его реакция была гениальной: "Ну, да, нет, потом..." Для меня это значило уже положительный настрой. Тут вошла Нина и начала его уговаривать. Он наоборот стал говорить, что нет, не хочу - я решил, что это конец. Он, правда, мне сказал - до завтра. Но на следующий день, естественно, позвонил мне, что не может, что устал. И я решил, что все - я его больше не увижу, но через пять дней опять звонок - Маэстро хочет Вас видеть... Я не могу уже дальше рассказывать в подробностях, потому что я могу говорить об этом беспрерывно. Камеру мы смогли привести только через полтора года, когда он уже жил на юге Франции, у него была квартира в Антибе, где он жил шесть месяцев. Я привез камеру - очень маленькую и оператора, которого я представил как своего ассистента. Он был очень симпатичный человек, у них сложились хорошие взаимоотношения, и мы тогда начали съемку. К тому времени я собрал уже очень много материалов - мы вели поиски по всему миру архивов и материалов. Я хотел, чтобы Рихтер сам участвовал в фильме. Поскольку мы снимали фильм о человеке, который живет - да еще как живет! Надо сказать, что Рихтер делал вид, что не замечает камеры. Но иногда давал понять, причем самым очаровательным образом, что следит за съемкой. Как-то вошла в комнату Милена (помощница), и принесла Рихтеру свежую рубашку. На что Маэстро ответил:"Нет, этот наряд интереснее для Бруно." Хотя оператор был на кухне, а мы всегда старались находиться на террасе, чтобы не мешать. Мы не говорили о моей работе, это было само собой разумеещееся. Только однажды вечером, когда мы после съемки поехали в ресторан - он находил всегда самые хорошие рестораны - я хочу сказать, что он все замечал. Когда мы ехали в машине, он смотрел не только на соборы - на все. Он очень гордился, когда он находил хороший ресторан. Так вот он очеь заинтересованно спросил меня - так Вы смогли что-то снять сегодня. И когда я ему сказал, что да, и что очень красиво получилось, он был удовлетворен. И потом, накануне его отъезда в Москву, я ему показал части фильма - совершенно не законченного. Но я ему показал - все три с половиной часа еще не смонтированного фильма - очень внимательно смотрел и резюмировал буквально в двух словах, он сказал "Это я." Все. Эти два слова для меня были и будут высшей похвалой, которую я когда -нибудь слышал и смогу услышать в адрес моей работы, моего фильма. Вы не можете себе представить, до какой степени мне помогало это работать потом - ведь монтаж длился 14 месяцев. Я заканчивал работу уже после его смерти. Мы должны были еще снимать с ним в Москве. Он согласился. В конце жизни он очень серьезно относился к этому. Он понимал, что это важно, очень интересовался ходом работы. Мы договорились, что я приеду 2 августа со съемочной группой. Но, поскольку были какие-то визовые проблемы, организационные, я предложил перенести на конец августа. И тогда его реакция была: "Но Вы знаете, а может и поздно..." И я был в ужасе, я подумал, что Рихтер говорит о смерти. Но оказывается, он уже начал заниматься опять - начал готовить концерт после двухлетнего перерыва. Очень серьезно занимался, по три часа в день, я все это видел. Так что поздно означало только то, что не будет времени, поскольку будут концерты. И мы все же договорились на второе августа. А первого августа он скончался. И я потом конечно продолжал монтаж. Я понимал, что это еще более важно, чем, если бы он был в живых. Шок был колоссальный во всех странах. И, конечно, для меня лично. Я в течение трех лет занимался только им. Мы закончили фильм в феврале 98 года.

1999


Рихтер непокорённый

Информация о фильме
Название: Рихтер непокорённый
Оригинальное название: Рихтер непокорённый
Год выхода: 1998
Жанр : документальный
Режиссер: Брюно Монсежан
В ролях: Святослав Рихтер
Кол...во CD|Тип: 1
Кол...во партов: 8
Залито на: RapidShare.com
Зеркала: нет

О фильме:
Фильм создан на основе интервью и дневников великого музыканта 20-го столетия. Работа осуществлялась в течение двух последних лет жизни Святослава Рихтера 1995-1997 годах известным французским режиссером Брюно Монсенженом. Святослав Рихтер на протяжении своей долгой творческой жизни был практически "закрыт" для журналистов и его чрезвычайно редкие интервью становились подлинной сенсацией. Брюно Монсенжен - профессиональный музыкант. Он - автор большого числа фильмов о выдающихся музыкантах современности, таких, как скрипачи Иегуди Менухин и Давид Ойстрах, пианист Гленн Гульд, дирижер Геннадий Рождественский. Впервые он услышал Рихтера в 1966 году, познакомился с ним лично в 70-х, а задумал фильм о нем в начале 90-х.
Под катом интервью Брюно Монсежана, в котором он рассказывает о создании этого фильма

Выпущено: Франция
Продолжительность: 02:32:02
Перевод: оригинальный русский

Файл:
Формат : TVRip
Качество: AVI
Видео: DivX 5 448x336 25.00fps 500Kbps
Звук: MPEG Audio Layer 3 48000Hz stereo 128Kbps
Размер: 693.48 МБ
Категория: Мои файлы | Добавил: Пешеход
Просмотров: 1416 | Загрузок: 238 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск
Друзья сайта
Плеер
Новости и правда!